Я влюблен в Ваши гордые, польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот… И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомленных полет? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться - И еще улыбаться в тоске. Не могу, не хочу, наконец — не желаю!

«Вертинский. Я безумно боюсь золотистого плена...» в «Булошной»

Я влюблён в Ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожжённого песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомлённых полёт? А весна в повороте лица?..

C A7 Dm Я безумно боюсь золотистого плена F G C G Ваших медно- змеиных волос C A7 Dm Я влюблён в Ваше тонкое имя"Ирэна".

Я влюблен в Ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомленных полет? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаться в тоске.

Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю. Ну, ловите, принцесса Ирен!

Но и не ФАфанов, а ФОфанов! Не говоря уж о множестве ошибок и отсутствии пробелов после знаков препинания: И название стихотворения не указано Обидно, поди, ему там Где-то я читал, что в этой теме желательно размещать стихи собственного сочинения Счастливей не знал я семьи.

Другие названия:"Я безумно боюсь золотистого плена" Стихотворение, год. Язык написания: русский. Примечание: Песня написана в году .

Я влюблён в Ваши гордые польские руки, В это кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожжённого песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомлённых полёт? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, А, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав своё сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться И ещё улыбаться в тоске.

Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю. Ну, ловите, принцесса Ирен!

Пани Ирена

Участники Клуба создали тем и сообщений на форумах . Всего в Клубе зарегистрировано человек.

Александр Вертинский ПАНИ ИРЕНА Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, Я влюблен в Ваше тонкое имя.

Я безумно боюсь золотистого плена Автор и исполнитель — Михаил Присмотров. Фортепиано — Юлия Черпакова. Билеты — руб.

Запутавшийся и Безнадежный

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет?

А весну в повороте лица? О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И приветствуя радостный плен Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю Ну, ловите, принцесса Ирэн!

Поделись текстом в соц сетях: Подпишись на нашу группу и слушай классную музыку каждый день Сегодня также искали.

A7 Dm Я подымаю свой бокал D7 Gm За неизбежность смены, CВаши . (А.Вертинский) C# Bбезумно боюсь золотистого плена C#.

А можно жить и в двадцать, как старуха. Как много мыслей бродит в голове. Я об одну споткнулся в понедельник: Желаю Вам любви и много денег! Я смогу, я сумею выдержать Листопады и первый снег. Если в сердце моем поселится Ожидаемый человек. Люди делятся на две половины. В таких например, как выходной, тёплый чай в холодную погоду, просто покой в вашем сердце. Когда я начал любить себя, я понял, что при любых обстоятельствах я нахожусь в правильном месте в правильное время, и все происходит исключительно в нужный момент, поэтому я могу быть спокоен.

«Булошная» на Житной, 10: «Вертинский. Я безумно боюсь золотистого плена...»

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирена" И в следы Ваших слез. Я влюблен в Ваши гордые польские руки, В это кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей трано изысканной речи, И ресниц утомленных полет?

А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, А, как больно любить без конца!

Ну вот, первая фраза написана, и я перехожу ближе к телу. как у Вертинского: «Я безумно боюсь золотистого плена, твоих медно-змеиных волос.

Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица? О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаться в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю!

Осенние мероприятия в Музее винтажной музыки

Нажмите Здесь для Регистрации ] Сегодня представляем его новую работу о легендарном певце, артисте Александре Вертинском. Удивительная судьба Вертинского была темой нескольких кинофильмов, театральных спектаклей и большого количества радио и телевизионных передач. Лидия Владимировна Вертинская в своей книге"Синяя птица любви" собрала почти все сохранившиеся письма артиста, те, которые он писал ей в Шанхае и те, которые после возвращения на Родину присылал ей из различных уголков страны.

Если бы собрать вместе всё, что написано об этом великом артисте, поэте и композиторе в одну книгу, была бы книга большего размера, чем том БСЭ. Но, к сожалению, была бы это книга с вырванными страницами. Особенно мало мы знаем о польском и французском периодах жизни великого скитальца.

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирена» И в следы Ваших слез.

Это неважно, что Вы — собака. Важно то, что Вы человек. Вы не любите сцены, не носите фрака, Мы как будто различны, а друзья навек. Вы женщин не любите — а я обожаю. Вы любите запахи — а я нет. Я ненужные песни упрямо слагаю, А Вы уверены, что я настоящий поэт. И когда я домой прихожу на рассвете, Иногда пьяный, или грустный, иль злой. Вы меня встречаете нежно-приветливо, А хвост Ваш как сердце — дает перебой. Только в эту мечту мы утратили веру, Нужны деньги и деньги, кроме побед, И я не могу Вам сделать карьеру.

Вот так и живем мы.

Рахиль-Ирена — жена печального Пьеро

Кумир и поклонница После революции года первая волна эмиграции выплеснула Вертинского на чужой турецкий берег. С греческим фальшивым паспортом на имя Александра Вертидиса в году артист оказался в Польше. К этой стране он питал особую нежность — в его роду были польские корни. Слава русского Пьеро опередила его прибытие в Варшаву. Он гастролирует по стране, гостит в резиденции маршала Юзефа Пилсудского, а студии звукозаписи выпускают пластинки с его песнями, из патефонов звучит его голос.

Варшава бурлила, магазины были завалены европейскими товарами, грациозные польки щебетали и кружили головы молодым и старым.

Я безумно боюсь золотистого плена. Ваших медно-змеиных волос. Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирэна» И в следы Ваших слез, Ваших слез.

Я влюблен в Ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомленных полет? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца!

И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаться в тоске. Не могу, не хочу, наконец — не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю.

Братья Гаязовы"Верните в моду любовь"